Новости компании

«Роснефть» поделится заправками

«А в самой госкомпании может появиться еще один акционер…»

На годовом собрании акционеров «Роснефти» главный исполнительный директор Игорь Сечин рассказывал, что компания разрабатывает новую стратегию и готова превратиться в холдинговую структуру. Тогда источники «Ведомостей» поясняли, что компания намерена в качестве эксперимента выделить розничный бизнес, частично его приватизировать и получать «доход в виде дивидендов на долю акций, которые у нее останутся». При этом «Роснефть» не готова была снижать свою долю ниже контрольной. Сейчас план начал обретать очертания: источник Reuters, близкий к «Роснефти», рассказал, что компания может продать долю в розничном бизнесе китайской CEFC China Energy.

Дальневосточный союз

Источники «Ведомостей» рассказывают о другом плане: стороны готовятся создать совместное предприятие, куда будут переданы часть розничного бизнеса «Роснефти», а также активы Независимой нефтегазовой компании (ННК) бывшего гендиректора «Роснефти» Эдуарда Худайнатова, CEFC China Energy вложится в капитал деньгами. Об этом «Ведомостям» рассказали два российских чиновника и человек, близкий к одному из участников возможной сделки. Один из них утверждает, что оперативное управление СП будет осуществлять ННК. Будут ли в СП переданы все активы ННК, источники не говорят, но в новую структуру будут переданы не все розничные активы «Роснефти», утверждает человек, близкий к одной из сторон переговоров.

Сделка года

QHG Oil купила 19,5% «Роснефти» в начале января 2017 г. за 10,2 млрд евро, сингапурской компанией на паритетной основе владеют Glencore и Qatar Investment Authority, которые инвестировали свои и заемные средства для покупки компании. 5,2 млрд евро кредита QHG Oil и акционеры привлекли в итальянском банке Intesa Sanpaolo, при этом Glencore предоставила QHG Oil 1,4 млрд евро гарантии по маржин-коллам. В свою очередь, на эту же сумму Glencore получила гарантии от российских банков. Трейдер пишет, что по гарантиям не было списаний за первое полугодие 2017 г., но с момента сделки с QHG Oil капитализация «Роснефти» снизилась на четверть до 3,2 трлн руб.

У ННК на Дальнем Востоке несколько активов, в том числе их крупнейший актив – Хабаровский НПЗ (мощность переработки – 6 млн т нефти в год), а также сеть заправок в шести регионах (277 шт.), 12 действующих нефтяных месторождений (в том числе восемь законсервированных) и три морских терминала. Головная компания ННК – бермудская Alliance Oil. В 2016 г. холдинг добыл 2,3 млн т нефти, себестоимость добычи у компании – $3,96 за 1 барр.

Сколько может стоить ННК – оценить сложно. В 2014 г. для слияния ННК и Alliance Oil объединенная компания оценивалась в $4–6 млрд. Долг ННК – $2,5 млрд. Но сейчас маржа в российском ритейле очень низкая – не более 5%, а в некоторых регионах может быть нулевой или даже отрицательной, говорит управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев: «Сдерживая цены, правительство делает заправочный бизнес крайне малорентабельным». Создание СП, с другой стороны, может быть интересно CEFC China Energy. «Роснефти» очевидно нужны деньги, поэтому компания продает доли в месторождениях и активах. Если китайцы делают ставку на рост нефти – вход в дешевый актив может стать для них выгодной инвестицией. Для «Роснефти» это будут, скорее всего, невыгодные условия, но у компании нет большого выбора. Зато есть большая долговая нагрузка, которую, вероятно, «Роснефть» хочет сократить», – говорит Вахрамеев.

Четвертый партнер

Один из собеседников знает, что сделка сложная, комплексная и в ней будут задействованы акции самой «Роснефти», переговоры велись с CEFC China Energy в том числе и о возможности ее вхождении в капитал QHG Oil, которая владеет 19,5% «Роснефти», это же знает и российский чиновник, но подробностей он не приводит. О возможной покупке пакета акций «Роснефти» китайской CEFC China Energy пишет и Reuters со ссылкой на три источника, «имеющих прямую информацию о переговорах». Но выяснить долю, которую может купить CEFC China Energy в QHG Oil, а также предполагаемую сумму сделки не удалось (см. врез). То, что сделка с Glencore и катарским фондом станет промежуточной, было ожидаемо, считает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук: «Катарский фонд и Glencore – хорошие партнеры. Но «Роснефть» искала в свой капитал стратегического акционера, с которым можно было бы обменяться активами. Вместе с китайской госкомпанией «Роснефть» получает выход на один из самых быстрорастущих рынков мира и доступ к иностранному капиталу, который почти ничем не ограничен». Переговоры с китайскими компаниями велись не один год, напоминает аналитик. «Китайцы очень жесткие переговорщики и эффективные инвесторы, и, похоже, сразу договориться обо всех условиях не получилось. Возможно, поэтому промежуточная сделка и потребовалась – деньги бюджету были нужны еще в прошлом году. Не удивлюсь, если вслед за Китаем в акционерный капитал войдет еще и Индия. Катарский фонд и Glencore сохранят за собой, вероятно, небольшой пакет. Конечно, можно было обслуживать долг более чем в 7 млрд евро из дивидендов «Роснефти», но QHG Oil нужно снижать долг, продажа доли в компании может способствовать этому», – говорит Полищук.

Представители «Роснефти» и Glencore от комментариев отказались, а связаться с представителями CEFC China Energy, ННК и второго акционера QHG Oil – Qatar Investment Authority – не удалось.

1

18.08.2017 / Ведомости