Новости компании

Эдуард Худайнатов продает ННК

На актив есть несколько претендентов, среди них – иностранные инвесторы, «Роснефть», «Татнефтегаз» и структуры Алексея и Юрия Хотиных

Алексей Никольский / Пресс-служба президента РФ / ТАСС Эдуард Худайнатов может выйти из нефтяного бизнеса

Алексей Никольский / Пресс-служба президента РФ / ТАСС
Эдуард Худайнатов может выйти из нефтяного бизнеса

Независимая нефтегазовая компания (ННК) Эдуарда Худайнатова выставлена на продажу, рассказали «Ведомостям» контрагент компании, федеральный чиновник, а также два человека, близких к потенциальным покупателям. Представитель ННК на вопросы «Ведомостей» не ответил. Близкий к компании человек утверждает, что информация о продаже не соответствует действительности – «активного поиска покупателей нет».

Предложения купить компанию получили и проявили интерес к активу «Татнефтегаз» (в прошлом году просил передать ему в управление на 10 лет «Башнефть»), «Роснефть», а также Алексей и Юрий Хотины, говорят два собеседника «Ведомостей». Сделка может заинтересовать и зарубежных инвесторов, добавляет еще один. Связаться с представителями «Татнефтегаза» в воскресенье не удалось, представитель «Роснефти» отказался от комментариев, а представитель Хотиных не ответил на вопросы «Ведомостей».

Головная структура ННК – Aliance Oil Эдуарда Худайнатова. В 2015 г. ее выручка составила $2,2 млрд, EBITDA – $318,3 млн, чистый убыток – $153 млн. За девять месяцев 2016 г. выручка составила $1,57 млрд, EBITDA – $255,1 млн, а чистая прибыль – $116,4 млн. На конец сентября отношение чистого долга к EBITDA было 5,6 по сравнению с 5,2 на начало 2016 г. На обслуживание долга компания в 2015 г. потратила $170,5 млн, а за девять месяцев 2016 г. – $122 млн, часть процентных платежей капитализировалась, отмечается в отчете Aliance Oil.

Aliance Oil раньше принадлежала Мусе Бажаеву. Но в 2014 г. он и Худайнатов объединили активы. Тогда аналитики оценивали активы СП в $4 млрд, источники, близкие к сделке, – в $6–7 млрд. У Бажаева было 60%, но в сентябре 2014 г. он вышел из бизнеса.

Сколько может стоить ННК, собеседники «Ведомостей» не говорят. ННК сейчас может стоить около $4 млрд, оценивает управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев. С 2014 г. цены на нефть существенно снизились, а единственный перерабатывающий актив ННК – Хабаровский НПЗ убыточен с 2012 г., указывает эксперт. За 2015 г. предприятие получило 7,4 млрд руб. убытка.

Оценить ННК очень сложно, так как основные активы компании были куплены на заемные средства, большая их часть – проекты на ранней стадии разработки, отмечает директор Small Letters Виталий Крюков. Например, в 2013 г. компания купила Пайяхские месторождения на Таймыре с запасами 11 млн т нефти и конденсата (летом 2016 г. стало известно, что ННК не удалось привлечь из ФНБ 100 млрд руб. для финансирования этого проекта). В 2014 г. ННК купила Саратовские месторождения в Поволжье, инвестировала в них более 2 млрд руб. и в декабре 2016 г. ввела в эксплуатацию два месторождения (началась добыча – 1 млн куб. м газа в сутки), писал «Интерфакс». Говорить о какой-то стоимости можно только после вывода проектов на планируемую мощность и после того, как компания разберется с долгами, сказал Крюков.

О причинах поиска покупателей собеседникам «Ведомостей» тоже не известно.

«Изначально было понятно, что ННК будет в какой-то момент продаваться. Это общемировая практика – собрать мелкие активы, оптимизировать их и продать крупному игроку», – рассуждает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Компания была бы особенно интересна «Роснефти», «Лукойлу» или «Сургутнефтегазу», считает он. Сейчас вполне можно договориться о хорошей цене с покупателями, «Роснефть», как показала сделка по «Башнефти», готова платить, признает Полищук.

Если сделка не удастся, то ННК придется развивать активы самостоятельно, повышать уровень добычи, полагает эксперт.

Возможно, к поиску инвестора компанию подтолкнули высокие долги. С учетом сложного финансового положения ННК вполне могло не хватить средств на финансирование инвестпроектов и ей пришлось искать деньги, рассуждает Крюков. С другой стороны, есть примеры компаний, находящихся в куда более сложном финансовом положении и выживающих самостоятельно, напоминает Крюков. В качестве примера он приводит Игоря Зюзина и «Мечел».

05.02.2017 / Ведомости