Новости компании

CNPC готова сама строить «Силу Сибири – 2»

Но условия, которые предлагают китайцы, не нравятся «Газпрому»

М. Стулов / Ведомости

М. Стулов / Ведомости

Китайская CNPC предлагает «Газпрому» заключить интегрированный контракт по западному маршруту трубопровода «Сила Сибири» (см. врез). CNPC интересуют совместная добыча газа, строительство и затем управление трубопроводом и реализация газа, сообщил представитель компании «Интерфаксу». «О цене еще даже не говорили», – сказал собеседник агентства.

Подход «Газпрома», по словам зампреда правления Александра Медведева, не изменялся и не изменится: участие иностранных партнеров в добыче на российской территории возможно только в случае стратегически выгодного и эквивалентного по оценке размена активами – «Газпрому» интересны активы в разведке и добыче.

За 10 лет, пока идут переговоры, звучали разные предложения, вспоминает аналитик Vygon Consulting Мария Белова: включить в формулу цены индекс американского Henry Hub, строить газовые электростанции или подземные хранилища газа в Китае, привлечь китайские компании к добыче или строительству газопровода в России.

Но CNPC впервые так открыто заявила об интегрированном контракте, констатирует портфельный управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев. Такой контракт означает разделение затрат и инвестиций между партнерами, а также, вероятно, более быстрое освоение запасов и разделение выручки, объясняют аналитики Rystad Energy. Этот подход может быть выгоден «Газпрому», если договориться о цене газа. «В прошлом году китайская сторона предлагала построить трубопровод от границы с Россией до Шанхая. Теперь CNPC, судя по всему, обозначила форму оплаты строительства», – полагает партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

«Газпром» планирует обсудить условия контракта для «Силы Сибири – 2» на ПМЭФе, переговоры в Пекине намечены на конец июня.

В 2015 г., по данным МЭА, потребление газа в Китае выросло всего на 4% год к году – самый низкий показатель за 15 лет. Спрос на газ в Китае, прогнозирует МЭА, увеличится со 190 млрд куб. м в 2015 г. до 320 млрд куб. м в 2021 г. (в среднем на 9% в год). Но газ в стране пока примерно втрое дороже угля.

У Китая нет острой потребности в газе с западного маршрута – есть крупные контракты на центральноазиатский газ, поступающий в ту же часть страны, и Китай выторговывает у «Газпрома» схожие условия, полагает замдиректора Фонда национальной энергобезопасности Алексей Гривач. Центральноазиатский газ – очевидный ориентир для китайцев и по цене, и по организации бизнеса, говорит и Белова. Туркменский газ добывает в том числе и китайско-туркменское СП, а идет он по газопроводу, построенному на китайские деньги. Участвуя в строительстве трубы, CNPC сможет контролировать цену газа на границе за счет транспортной составляющей, предупреждают аналитики. Затраты на 1 км газопровода диаметром 1400 мм в Китае втрое ниже, чем в Краснодарском крае, знает директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.

CNPC недавно сообщала о намерении диверсифицировать источники газа, напоминают в Rystad. У «Газпрома» большой потенциал добычи, а у CNPC нет особо крупных разведанных месторождений. Разработка российских запасов может быть китайцам интересна: часть инфраструктуры уже создана, а точка безубыточности газовых проектов «Газпрома» относительно невысока. Но «Газпрому», говорит Гривач, не нужна помощь ни в разработке месторождений, ни в строительстве трубопровода.

Стратегия «Газпрома» – обмен активами с европейскими компаниями, в том числе через участие в добычных активах за пределами ЕС, говорит Белова. Законодательство Китая не запрещает иностранным компаниям работать на традиционных запасах нефти и газа по соглашению о разделе продукции (СРП), теоретически «Газпрому» могут предложить такие активы, продолжает Белова: «Но они будут больше заинтересованы пригласить «Газпром» к работе с активами в третьих странах. И тут надо быть осторожнее – китайская госкомпания в период высоких цен на нефть приобрела много низкорентабельных активов за рубежом».

По мнению Rystad Energy, у CNPC в Китае нет крупных разведанных месторождений газа, которые могли бы заинтересовать «Газпром», зато есть доли в крупных проектах в России («Ямал СПГ») и Казахстане (Кашаган).

Допуск китайцев к добыче в России приведет к пересмотру оценки запасов и смет, на что «Газпром» вряд ли пойдет, считает Крутихин. А доступ CNPC к реализации газа потребует революции в российском законодательстве, продолжает он: право экспорта трубопроводного газа есть только у «Газпрома».

Вопрос самостоятельного экспорта газа китайской компанией не стоит, полагают Гривач и Вахрамеев: речь идет об участии китайской компании в доходах от экспорта.

В Минэкономразвития информация о предложении CNPC не поступала. Представитель Минэнерго отказался от комментариев. Представитель «Газпрома» не ответил на вопросы «Ведомостей». Представитель CNPC не смог оперативно прокомментировать ситуацию.

15.06.2016 / Ведомости